"Медицинская газета": Год без Михаила Израйлевича. Опыт выдающегося ученого важен нам в сегодняшней жизни, научной работе и клинической практике

 

29 марта исполнится год, как с нами нет Михаила Израйлевича Перельмана. Он ушел из жизни неожиданно. Остались незавершенными многие дела и планы. Еще 27 марта 2013 г. в коридоре клиники он благодарил меня зва неколько заинтересовавших его статей. В свою очередь, я рассчитывал послушать его выступление на Всероссийской научно-практической конференции "Актуальные вопросы профилактики, диагностики и лечения туберкулеза у детей и подростков" 28-29 марта. Однако в день открытия конференции академик был госпитализирован в ЦКБ. Конференция прошла без него. Мы все надеялись на благополучный исход, но вечером другого дня Михаила Израйлевича не стало.

 

Конкретно, лаконично, убедительно

Впервые я увидел М. Перельмана в 70-е годы минувшего века на расширенной конференции сотрудников Всесоюзного НИИ клинической и экспериментальной хирургии МЗ ССР (ныне научный центр хирургии), где учился в аспирантуре по специальности "рентгенология". Моим руководителем был известный в стране рентгенолог профессор И. Рабкин. Конференции проводились по пятницам под председательством директора института академика РАН и РАМН Бориса Петровского (он же в те годы был министром здравоохранения СССР). Институт представлял собой передовую хирургию страны, председательствовал сам министр. На конференциях молодые, но уже состоявшиеся заведующие отделениями (до 40 лет и немного старше), ученики Бориса Васильевича докладывали о проделанной за неделю работе.

О первых операциях аортокоронарного шунтирования докладывал заведующий сосудистым отделением профессор М. Князев, учившийся в США у Майкла Дебейки и Кули, заведующий отделением хирургии врожденных пороков сердца профессор Б. Константинов (впоследствии академик РАМН и директор НЦХ им. Б.В. Петровского) был пионером в области радикальной коррекции при тетраде Фалло, нынешний академик РАН А. Черноусов демонстрировал новые пути развития хирургии желудочно-кишечного тракта.

Больше всех мне нравились доклады профессоров М. Перельмана и Б. Константинова. Они были конкретны, лаконичны и убедительны. Прекрасно иллюстрировали цветными слайдами весь ход операции. Перельман быстрым спортивным шагом взлетал на трибуну, белая шапочка на голове как-то "по-перельмановски" была немного приплюснута и сдвинута больше на затылок, открывая его высокий лоб.

Незабываемое впечатление произвело сообщение заведующего отделением хирургии легких и средостения профессора М. Перельмана о первой операции резекции трахеи. Пациентом был советский моряк, которому в одном из портов Канады оборвавшимся тросом перебило трахею. На управляемом дыхании он был доставлен в наш институт, где была произведена уникальная в то время операция.

Нередко весь балкон аудитории был до отказа забит приглашенными докторами из ближайших к Москве областей, которые знакомились с последними достижениями советской хирургии. За разработку и внедрение в практику операций на трахее и бронхах профессор М. Перельман вместе с группой хирургов в 1974 г. был удостоен Государственной премии СССР.

Во времена руководства ЦНХ РАМН "большим" шефом академиком Б. Петровским М. Перельмана называли "малым" шефом. Многим из нас открывались двери ведущих клиник и высоких кабинетов, стоило лишь сказать: "Я из института Перельмана". Примерно так же в начале 70-х прошлого века звучало: "Я из института Петровского".

 

Сложным, тернистым путем

Имя Михаила Израйлевича широко известно не только в нашей стране, но и далеко за ее пределами. Родился в декабре 1924 г. в Минске, в семье врача, последнее, наверное, в большей степени определило всю его дальнейшую жизнь, посвященную одной из самых трудных медицинских профессий - хирургии. Перельман принадлежал к поколению, которого, пожалуй, больше никогда не будет в России, - оно училось, трудилось, творило, сражалось и побеждало!

Послк окончания Ярославского мединститута в 1945 г. трудовую деятельность он начал хирургом общей практики. Трудолюбие, любознательность, разносторонние интересы, стремление к совершенствованию искусства врачевания и хирургического мастерства позволили молодому врачу с лучшей стороны проявить себя в нейрохирургии, в оперативном лечении язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, заболеваний поджелудочной железы, патологии сердца и сосудов.

Основным направлением хирургической, научной и педагогической деятельности М. Перельмана стали пульмонология и фтизиатрия. Здесь он достиг выдающихся успехов - его пионерские работы в лечении повреждений и заболеваний трахеи, бронхов, диагностике и лечении опухолей, гнойных заболеваний легких и средостения, в хирургическом лечении туберкулеза легких и плевры, а также по применению новых технических средств в хирургии были признаны медицинской общественностью всего мира.

Но к этим вершинам славы Перельман шел сложным и тернистым путем. Только докторскую диссертацию по причинам, от него не зависящим, он защитил с четвертой попытки, причем каждый раз темы диссертаций коренным образом менялись. Человек, влюбленный в жизнь, верный самому себе и своим принципам, он начинал все с нуля и снова шел наперекор "волне и ветру".

Непререкаемого авторитета в хирургии вообще и хирургии легких и средостения в частности М. Перельман достиг еще и потому, что ему очень повезло на учителей. Он увидел дальше и больше, потому что "стоял на плечах" таких корифеев отечественной медицины, как профессора С. Рубашов, И. Перельман, А. Тиханович, А. Бусалов, А. Рабухин, академик АМН СССР В. Кованов, академик РАМН Е. Мешалкин, академик РАН и РАМН Б. Петровский.

Со школьных лет Михаил Перельман ставил своей целью достигать совершенства в любом деле, которым он занимался - будь то бокс или филателия, фотография или современные компьютерные технологии. А чувство нового, любознательность, желание активно работать, самодисциплину и требовательность к себе пронес через всю долгую, яркую и великую жизнь...

С 1982 г. и до конца жизни академик М. Перельман заведовал кафедрой фтизиопульмонологии Первого МГМУ им. Сеченова, директором НИИ фтизиопульмонологии был 12 лет (1998 - 2010). Конец XX и начало XXI века - этот период в жизни академика, института и страны простым не назовешь. Административная работа отнимала много времени, а ведь Михаил Израйлевич продолжал заведовать кафедрой фтизиопульмонологии, оставался консультантом ЦКБ, был членом нескольких ученых советов, президентом РОФ и главным специалистом Минздрава России по фтизиатрии.

Много сил ушло на то, чтобы переубедить ВОЗ в ошибочном, с нашей точки зрения, подходе к выявлению и лечению туберкулеза. ВОЗ ратовала за эпидемиологическое решение проблемы - лабораторным методом выявлять микобактерии, стандартным набором лекарственных препаратов лечить и считать человека здоровым, если он прекращает выделение микобактерий. Что у него при этом творится в легких, никого не интересовало. Пришлось доказывать, что Россия не Танзания,в нашей стране за советский период были достигнуты известные всему миру успехи в выявлении, диагностике и лечении туберкулеза. Советского или российского фтизиатра уже нельзя было представить без рентгеновского снимка в руках. Выявлять туберкулез надо до того, как больной стал бактериовыделителем, и без современной цифровой малодозовой рентгенографии высокого разрешения не обойтись. Со временем позиция ВОЗ по отношению к нашей стране коренным образом изменилась, и совместная работа с этой организацией стала носить уже иной, конструктивный характер.

Много достойных и интересных людей руководили НИИ фтизиопульмонологии за всю его историю, но те непростые 12 лет, которые выпали на долю М. Перельмана, показали, что он принадлежал к тому типу людей, которые не жалуются на время, ибо понимают, что для того и рождены, чтобы сделать это время лучше.

Его хотели видеть руководителем многие известные хирургические центры США и Канады, но повезло нашему институту и Первому МГМУ им. И.М. Сеченова. На нашего руководителя последние 10 лет с надеждой и неослабевающим интересом смотрела медицинская общественность России и пациенты. Что думал корифей отечественной медицины о путях ее сегодняшнего развития? Как в условиях рыночной экономики обеспечить общедоступную, высококачественную и, конечно же, бесплатную медицинскую помощь.

 

Руководил и лечил

Встречи с ним были большой школой для всех нас - великолепный русский язык, яркая речь, тонкий юмор талантливого человека и потрясающего рассказчика. От него мы узнали много нового и поучительного о событиях, участником которых он был, об интересных встречах с известными людьми. Еще больше узнали из автобиографической книги "Гражданин доктор" (2008).

Мудрость Михаила Израйлевича заключалась и в том, что он не держался за место директора института до конца, его никто от этой должности не освобождал, скорее наоборот. Уйдя с руководящего поста, оставаясь при этом заведующим кафедрой фтизиопульмонологии, он был назначен директором Университетской клинической больницы (УКБ) фтизиопульмонологии. С моей точки зрения, для института и УКБ это стало гораздо лучше, чем в тот период, когда он был директором НИИ фтизиопульмонологии и занимался в основном глобальными, стратегическими проблемами.

Став директором клиники, уже в новом качестве он дважды в неделю консультировал больных из терапевтических, хирургических и консультационного отделений. Это были полезные уроки как для молодых врачей, так и для опытных клиницистов, заведующих отделениями. На первый взгляд, академик, может быть, уделял недостаточно внимания дифференциальной диагностике, обосновывая это тем, что во врачебной практике рассуждения об этом малополезны - ведь необходим не дифференциальный, а верифицированный клинический диагноз. Порочной практикой он считал и направление пациентов в институт с целью "исключить" туберкулез или рак. Следует не "исключать", а устанавливать истинный диагноз в том высококвалифицированном учреждении, куда пациент был направлен на консультацию, - так полагал ученый.

Михаил Израйлевич часто рассказывал о расширенных консилиумах, проводимых академиком Е. Чазовым в 4-м Управлении Минздрава СССР. Евгений Иванович придал консилиуму свою форму и специфику, соответственно подняв значение консилиума на высокий качественный уровень. На них учились все - от ординаторов до академиков. Консилиум, подчеркивал М. Перельман, - одна из исторически сложившихся форм врачевания, дошедших до наших дней от истоков формирования сущности профессии. Он сожалел, что сегодня студентам медвузов, ординаторам, молодым врачам очень мало рассказывают о консилиумах, тем более что с годами даже у опытных врачей необходимость посоветоваться с коллегами возрастает. Сетовал академик и на то, что не учат врачей разговаривать с больным человеком, его родственниками, а также с представителями СМИ, считал это большим упущением в подготовке нынешних врачей.

 

Продолжая традиции

Занимаясь сегодня со студентами, интернами и ординаторами, я с сожалением замечаю - политические, экономические, нравственные процессы в стране двух последних десятилетий изменили подготовку врачей не в лучшую сторону. Не так активно бурлит и научная студенческая жизнь, значительно снизился культурный уровень молодых специалистов. Но, принимая активное участие в работе кружка на кафедре фтизиопульмонологии, я не могу не отметить, что и после ухода Михаила Израйлевича традиции научной студенческой жизни здесь находятся на достойном уровне и продолжают развиваться.

Эстафету от М. Перельмана приняли его верные ученики и последователи - профессор И. Богадельникова, доценты Э. Бирон, П. Сенчихин, другие сотрудники кафедры. Да иначе и быть не могло - сам Михаил Израйлевич еще в конце 50-х годов XX века, будучи ассистентом на кафедре оперативной хирургии и топографической анатомии, руководимой профессором Б. Ковановым, принимал активное участие в работе студенческого научного кружка. Из этого кружка вышли академики В. Шумаков, Б. Константинов, А. Коновалов, Л. Бокерия, Ю. Бредикис, С. Соловьев, член-корреспондент РАМН И. Кирпатовский и другие известные ученые. Медицинская общественность высоко оценила его вклад в работу со студенчеством. В марте 2014 г. в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге прошли региональные туры Всероссийской студенческой олимпиады по хирургии им. М.И. Перельмана.

Михаил Израйлевич очень любил молодежь, считал, что с нею дело обстоит не так уж и плохо, как кажется на первый взгляд. Она просто другая, и как это ни покажется странным - молодежь всегда права, потому что ей со своими взглядами и знаниями строить новую жизнь в России и жить в ней.

Корифей как-то заметил, что и в пенсионном возрасте надо работать так, будто впереди много лет для активного труда. Иначе что-то делать бессмысленно и бесполезно.

...Ушел человек-эпоха, хирург-символ, не стало яркой личности. Многих из нас не покидает ощущение невероятной осиротелости, опустошенности, вакуума. Наверное, так и должно быть. Ученых такого уровня, людей с таким широким кругозором мало. А они ох как нам нужны!

Вознесясь к небесам, Михаил Израйлевич остался на земле среди людей, для которых жил и работал, лечил и учил. Вечная память светлому человеку.

Геннадий Ратобыльский,
доктор медицинских наук.
НИИ фтизиопульмонологии
Первого МГМУ
им. И.М. Сеченова

ЖУРНАЛЫ